travel
Гульнур Сатылганова: Мне нравится быть креативной, идти в ногу со временем.

Гульнур Сатылганова: Мне нравится быть креативной, идти в ногу со временем.

8307
0

Жибек Иман

автор публикации
Певица, Народная артистка Кыргызстана

ЭТО ИМЯ ДАВНО УЖЕ СТАЛО СИМВОЛОМ ТАЛАНТА, КРАСОТЫ, ЧИСТОТЫ. И, КОНЕЧНО ЖЕ, МУДРОСТИ. ТРУДОЛЮБИВАЯ ДЕВОЧКА ИЗ МНОГОДЕТНОЙ СЕМЬИ СТАЛА МЕГАЗВЕЗДОЙ. ПОЧЕМУ? ОЧЕНЬ УЖ УДАЧНО ВСЕ СОВПАЛО: ТАЛАНТ, ТРУДОЛЮБИЕ, ГОЛОС, ЛЮБЯЩИЕ ЛЮДИ ВОКРУГ... ИДУТ ГОДЫ, А ОНА НЕ МЕНЯЕТСЯ. И НЕ МЕНЯЕТСЯ ДОБРОЕ ОТНОШЕНИЕ К НЕЙ СО СТОРОНЫ ВСЕХ, КТО ЛЮБИТ МУЗЫКУ.

Каким был Ваш путь к славе, и хотели ли бы Вы его повторить? 

– (смеется). Не знаю, конечно, если бы у меня был шанс начать все с начала, я бы много что изменила, поменяла. Во-первых, я очень жалею, что родители в детстве не отдали меня в музыкальную школу, потому, что я уже тогда демонстрировала большие способности и интерес к музыке. Это и неудивительно, ведь мама и папа у меня были люди очень талантливые, имели отличные голоса. А до института искусств я добралась в уже довольно взрослом возрасте, после окончания школы. Во-вторых, как и в любой профессии, в работе на сцене множество своих трудностей, тем более, что творчество – это очень щепетильный процесс, чтобы им заниматься, нужно иметь большое терпение. И, конечно же, желание и готовность к колоссальному труду и работе над собой, как говорится, в успехе на 1% таланта приходится 99% труда.


А Вы терпеливый человек? 

– Да, я терпеливая. У меня есть одно хорошее качество, я умею доводить начатое до конца. То есть, если взялась за что-то, я не имею привычки бросать это на полпути. Еще, я не возьмусь за что-то, если не буду знать, что смогу выполнить это на высшем уровне. Если делать, то делать нужно качественно, делать хорошо или вообще не делать. Ведь от этого зависит все: твой имидж, то, как люди тебя будут восприни- мать и, естественно, любовь публики.


То есть, прежде всего Вы думаете о качестве, а не о коммерческом успехе?

– Конечно, но знаете, если есть качество, если ты вкладываешь душу в то, чем занимаешься, то деньги и слава придут. Я очень ответственно подхожу к своему творчеству. Наверное, если бы я думала только о коммерции, я бы каждый месяц давала концерты, собирала залы (смеется). Но я делаю это довольно редко и стараюсь, чтобы они всегда проходили на высшем уровне, чтобы каждый зритель, каждый слушатель, который на него пришел, получил бы максимум удовольствия и позитивных эмоций.

Вы благодаря своей профессии увидели, наверное, огромное количество кыргызских тоев. Хотелось бы узнать, что Вам в них нравится, а что нет? 

– Сейчас действительно поступает огромное количество приглашений выступить на различных мероприятиях. Это, с одной стороны, очень хорошо, это значит наш народ живет в достатке, раз может се- бе позволить такие затраты, той – ведь это удовольствие не из дешевых. Особенно сейчас, когда полет фантазии не ограничен, и люди чего только не придумывают: начиная от креативных сценариев до каких-то оригинальных выступлений, заканчивая количеством приглашенных гостей. Мне, конечно, очень приятно, что меня приглашают, и я склонна полагать, что выступление на такого рода мероприятии ничем не должно отличаться от полноценного выступления. Обязательно нужно соответственно выглядеть, выкладываться на 100%, ведь те же люди приходят к тебе на концерты, та же публика, поэтому и нести ты должен себя, как на сцене. Это наша работа – дарить людям праздник.


А что Вы думаете по поводу артистов, которые всегда и везде поют под фонограмму? 

– У нас есть артисты, которые всегда стараются петь живьем, но есть и такие, которые всю жизнь пели под фонограмму. Просто, понимаете, не всегда, даже когда артист хочет спеть вживую, в которых он выступает, просто не позволяют ему это сделать. Для качественного живого звучания нужна соответствующая аппаратура, акустика, зачастую залы у нас вообще не рассчитаны на выступления любого рода. Я всегда возмущаюсь, у нас сейчас строят огромное количество ресторанов, банкетных залов, и там элементарно даже сцену не могут установить. Почему-то владельцы не задумываются о том, что любое мероприятие или праздник без выступления или концерта все равно не пройдет. Я уже и не говорю о гримерной комнате для артистов. Бывает, придешь на выступление и не знаешь, куда себя деть, люди вокруг ходят, пальцем на тебя показывают. А мы ведь должны быть сюрпризом для публики, должен быть отдельный вход, выход на сцену. Поэтому я искренне не понимаю, почему при строительстве это все не продумывают. Сейчас все большую популярность приобретают выступления в ресторанах, где люди сидят за столиками, а на сцене для них выступает артист, что называется, «чай-концерт».


Как Вы относитесь к своей известности? 

– Ну, известность – это результат моего огромного труда на протяжении вот уже почти 30 лет моей творческой карьеры. Она не свалилась на меня с неба, я постепенно с годами завоевала любовь зрителей, поэтому я очень ценю признание своих слушателей.  Мне приятно, когда ко мне подходят, говорят пожелания, теплые слова, благодарят за песни. Конечно, бывает, когда устаешь от чрезмерного внимания и хочешь просто, чтобы тебя не замечали. К тому же мы всегда на виду, а это отсутствие личной жизни, лю- бой твой шаг подвергается оценке со стороны окружающих, нужно следить постоянно за тем, что ты говоришь, как ты выглядишь.


Вы седьмая из 10-ти детей, как это отразилось на Вашем характере? 

– Вообще число «семь» в моей жизни оказалось очень счастливым, тем более, что у кыргызов оно считается сакральным, и моя мама всегда мне говорила, что, видимо, поэтому я особенная. Мне по жизни очень везет, я чувствую влияние высших сил надо мной, когда я чего-то очень хочу или стремлюсь к чему-то, я, как правило, это получаю.


А какие у Вас отношения с братьями и сестрами. Вы единственная, кто достиг такого успеха? 

– Да, но я просто всегда очень серьезно относилась к тому, что делаю, возможно поэтому и добилась таких результатов. Хотя у нас в семье почти все поют, но вырвалась я, видимо, это благодаря моему характеру. А если говорить об отношениях, то я очень заботливая сестра. Родители, сестры, братья мне дороже всего. Даже в те времена, когда мне самой было тяжело, я вовсю старалась помочь своей семье и до сих пор помогаю, всех поддерживаю, подтягиваю за собой. Решение большинства проблем в нашей семье я брала всегда на себя.


Вы умеете говорить людям нет? 

– Вот у меня есть плохое качество, я не умею говорить нет. Я боюсь кого-нибудь обидеть, задеть, сделать больно. Бывало, даже когда меня сильно обижали, я никогда никому не мстила или не старалась как-то навредить, я просто отпускала.


Был ли в детстве эпизод, который Вы могли бы назвать запоминающимся? 

 – Ну, в детстве из-за того, что у нас была очень большая семья, естественно, внимания всем не хва- тало. Родители с утра до вечера на работе, дети все маленькие, школьники, старшие братья ушли служить в армию, а сестры замуж рано повыходили, и вот за старшую осталась я, и все заботы по дому, по хозяйству были на мне. Я могу назвать свое детство трудным, потому что у меня не было кукол, меня особо не баловали, естественно, на этой почве тогда же у меня развилось и множество комплексов. Пела я, бывало, только дома, на людях этого никогда не делала. В пятом классе учительница физкультуры искала ребенка, который смог бы выступить на школьной елке и проводила прослушивание среди детей, так она добралась и до меня. А в то время огромной популярностью пользовались индийские фильмы, и мама очень часто водила нас, младших детей, в кинотеатр. Естественно, какой индийский фильм без песен, их я и учила. Спела для учительницы одну из них, и она выбрала меня. Я выступила впервые на школьной новогодней елке, и мое выступление так всем понравилось, что после меня пригласили петь на городской елке, на площади. Учитель музыки играл на аккордеоне, а я пела. Позже я еще научилась играть на гитаре. С тех пор ни один концерт в школе не обходился без моего участия.


То есть это можно сказать Ваш дебют на сцене? 

– Да (улыбается). Немного повзрослев, в классе шестом-седьмом, я впервые познакомилась с творчеством Аллы Пугачевой, можно сказать, что я выросла на ее песнях. Уже тогда в раннем возрасте я чувствовала и понимала то, о чем она пела, смысл ее песен. Помню, как сидела у проигрывателя с листком бумаги и ручкой и записывала слова. И по сей день в выборе уже своего репертуара я большое значение уделяю смыслу песни, ее содержанию. Я хочу, чтобы каждая песня передавала свою эмоцию, свой посыл. Тщательно отбираю композиции, музыку, чтобы донести до слушателя правильную мысль.


Вот Вы рассказывали, что детство у Вас было не самое легкое, а своего сына Вы как воспитывали? 

– Он у меня единственный ребенок, и, естественно, я старалась, чтобы он ни в чем не нуждался. Тем более, что он вырос без отца, у меня очень рано умер муж. Мы всего три года вместе прожили, когда он трагически погиб. Сыну на тот момент было пять месяцев, поэтому отца своего он, можно сказать, совсем не знал. Я постаралась дать ему хорошее воспитание, образование. До седьмого класса он учился в президентской академии «Алтын Шаты», потом он перешел в кыргызско-турецкий лицей имени Чингиза Айтматова. Он в совершенстве владеет английским языком, хорошо говорит на турецком. Сейчас он учится в Китае на втором курсе в Международном университете бизнеса и экономики.


Вам как творческому человеку, наверное, особенно сложно было растить его одной? 

– Конечно, было сложно, я часто уезжала на гастроли, оставляла его бабушке или тетям, когда могла, брала с собой. Особенно, когда он повзрослел, где-то в седьмом-восьмом классах, я ездила на гастроли за границу, всегда брала его с собой в качестве переводчика (улыбается). Мы ездили в Германию, в Турцию, в Америку два раза съездили, в Эмираты. Я постаралась максимально расширить его кругозор, поэтому он у меня очень разносторонний мальчик.


А вообще каким должен быть идеальный мужчина, по-Вашему? 

– Мне кажется, все женщины любят заботливых мужчин. Потому что бессознательно мы проецируем на них образ своего отца, а папы ведь очень любят своих дочек. Мужчина должен решать проблемы, брать на себя ответственность и, самое главное, быть надежным, а все остальное приложится.

В тяжелый период, после смерти мужа, кто был Вашей главной опорой на тот момент? 

– Моя мама, моя семья. У меня были очень тяжелые роды, я много времени провела в больнице, и мама постоянно была между домом и мной, была рядом. Это был самый тяжелый период моей жизни, 1995 год. Я не работала, так как была в декрете, денег не было. Муж умер в конце декабря, хоронили его на родине в Барскооне. Там я с пятимесячным ребенком в лютый холод провела 40 дней, никаких условий, сын очень сильно заболел. Меня срочно повезли в соседний город Каракол в реанимацию, где я еще 10 дней пролежала с ребенком.


Тяжело было вернуться на сцену после всего этого? 

– Да, но это была моя работа. Я и так полтора года не работала, мне нужно было кормить себя и сына.


После смерти мужа Вы так и не встретили своего человека? 

– Ну, раз я сейчас одна и со мной рядом нет мужчины, то выходит, что не встретила…


Вот у Вас уже взрослый сын, какой Вы хотите видеть свою будущую невестку? 

– Я бы хотела, чтобы спутница его жизни была в первую очередь умной. Потому что все, что я делаю, все, что заработала, – это все останется им, моему ребенку, его детям. И жена должна быть очень умной, чтобы суметь это не только сохранить, но и приумножить. Я и сыну своему об этом говорю. Хотя сейчас все равно другое время, другая молодежь. Девушки сейчас элементарно не умеют готовить или убираться. Я сама очень много девушек воспитала, своих помощниц, племянниц, сестренок. Всех замуж выдала, научила готовить, встречать гостей – они мне до сих пор за это благодарны.


То есть они прошли «Школу невест Гульнур Сатылгановой» (улыбается)? 

– (смеется). Да, я ведь всему, что знала, сама их научила, вплоть до того, как нужно одеваться. И получились очень хорошие невесты, жены. И работать успевают, и по хозяйству все делают.


А Вы сами любите готовить? 

– Моя мама 45 лет проработала шеф-поваром, и было бы, наверное, очень стыдно, если бы я не любила и не умела готовить. Я очень вкусно готовлю, почти все. Сама люблю преимущественно блюда с овощами. Например, манты я больше люблю не с мясом, а с тыквой или с жусаем. Люблю здоровую пищу и супы, хотя мой сын их не любит, но я все равно его кормила (смеется). Я его до 18 лет заставляла есть творог, так что он сейчас его на дух не переносит.


Самая большая радость в Вашей жизни, кроме рождения сына? 

– Ну, сын, естественно, на первом месте. А так их было очень много. Например, мой первый выход на большую сцену в 1986 году в качестве солистки ВИА «Мин-Кыял». Это была довольно популярная группа в то время, меня взяли солисткой, и мы сразу же отправились на гастроли. Это стало большой школой жизни для меня, я очень много узнала, многому научилась, тогда не было фонограммы, мы все отыгрывали и выступали вживую. Поступление в институт и окончание, потом влюбилась, вышла замуж. Первая квартира, заработанная своим трудом. Еще участие на международном конкурсе «Азия даусы» впервые. А еще я однажды выиграла машину. Я тогда даже не мечтала, что когда-нибудь буду ездить за рулем, а тут я выигрываю новую машину на международном конкурсе «Иссык-Куль-98», тем более, это был первый в истории случай, когда главным призом на конкурсе в Кыргызстане была объявлена машина (смеется). Вот так по мелочам собирается много приятных воспоминаний… Хотя и не без черных полос…


1995 год выдался самым сложным в Вашей жизни? 

– Да, весной этого года умер отец, зимой муж – было очень тяжело. Хотя в 1995 году родился и сын, и радостно и грустно – все смешалось.


Лопе де Вега сказал: «Всегда надменна красота». Поскольку Вы красивы, считаете ли Вы себя надменной? 

– Я уже рассказывала про тяжелое детство, и сколько я себя помню, мне никто и никогда тогда не говорил, что я красивая. Сейчас же маленьким девочкам с самого раннего возраста говорят, что они принцессы, красавицы, и у них уже тогда формируется очень высокая самооценка. Это уже после того, как я стала более-менее известной, я узнала, что меня, оказывается, считают красивой, людям нравятся мои родинки, моя улыбка, и оказывается, у меня очень красивый смех, и мне часто говорят, что у меня красивые глаза – и все это начали замечать. Я помню, когда я была студенткой, у меня был друг музыкант-аранжировщик, с которым мы проработали 20 лет – Эрик Кадырбаев, и в то время проходил конкурс красоты «Ала-Тоо Периси», на который набирали желающих поучаствовать. И он у меня спрашивает: «А почему ты не участвуешь?», меня так удивил этот вопрос, я ему ответила: «Ты что? Я? Да я же некрасивая», на что мне впервые в жизни сказали: «Ты очень красивая!». И только тогда я впервые задумалась об этом.

У Вас один образ, которого Вы стараетесь придерживаться, или Вы любите меняться? 

– Я стараюсь менять имидж, чтобы быть неоднообразной. Вот недавно поменяла прическу, а в соцсетях поклонники пишут, что мне шло больше с длинными, что нынешняя прическа мне не идет. Но я хочу меняться, не могу же я 10 лет ходить с одной и той же прической, надоело (смеется).


Вы сильно зависите от мнения окружающих? 

– Конечно, разные люди и разные мнения. Я стараюсь прислушиваться к ним, но даже несмотря на это я все равно иногда хочу экспериментировать. Пусть мне и достаточно лет для того, чтобы уже быть сдержанной, скромной во вкусах, мне нравится быть креативной, идти в ногу со временем.


На сколько лет Вы себя ощущаете? 

– На 25 (смеется).


А есть ли у Вас вредные привычки?

– Вредной привычкой я считаю лень (смеется). В последнее время хочется больше спать, ничего не делать, никуда не ходить. Я себя считаю лентяйкой, думаю, если бы я не ленилась, я бы кучу проектов разных начала. Еще люблю кушать острое, хотя мне категорически нельзя такое есть. Обожаю китайскую кухню.


 

 

 

 

 

Я МОГУ НАЗВАТЬ СВОЕ ДЕТСТВО ТРУДНЫМ, ПОТОМУ ЧТО У МЕНЯ НЕ БЫЛО КУКОЛ, МЕНЯ ОСОБО НЕ БАЛОВАЛИ, ЕСТЕСТВЕННО, НА ЭТОЙ ПОЧВЕ ТОГДА ЖЕ У МЕНЯ РАЗВИЛОСЬ И МНОЖЕСТВО КОМПЛЕКСОВ.











 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

МЕНЯ ОЧЕНЬ УДИВИЛО, КОГДА ДО КОНЦЕРТА ОСТАВАЛСЯ ЕЩЕ МЕСЯЦ, А БИЛЕТОВ УЖЕ НИГДЕ НЕ БЫЛО.











 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ИЗВЕСТНОСТЬ – ЭТО РЕЗУЛЬТАТ МОЕГО ОГРОМНОГО ТРУДА НА ПРОТЯЖЕНИИ ВОТ УЖЕ ПОЧТИ 30 ЛЕТ МОЕЙ ТВОРЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ.












 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На Гульнур: шуба от «Снежная Королева»; кольцо от «Damiani»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВСЕ ЖЕНЩИНЫ ЛЮБЯТ ЗАБОТЛИВЫХ МУЖЧИН. ПОТОМУ ЧТО БЕССОЗНАТЕЛЬНО МЫ ПРОЕЦИРУЕМ НА НИХ ОБРАЗ СВОЕГО ОТЦА, А ПАПЫ ВЕДЬ ОЧЕНЬ ЛЮБЯТ СВОИХ ДОЧЕК. 











 

Читайте также:

Комментарии:

Авторизоваться чтобы можно было оставлять комментарии.

Что ещё обсуждают:

Top