travel
Эльдияр Данияров:"Импровизация должна быть отработана. Ты должен знать каждый шаг, который сделаешь"

Эльдияр Данияров:"Импровизация должна быть отработана. Ты должен знать каждый шаг, который сделаешь"

4040
0

Анастасия Григорьева

автор публикации
Эльдияр Данияров - ведущий артист балета в Atlantic Ballet Theatre of Canada, хореограф

Балет для вас в большей мере является профессией или призванием?

– Я думаю, что это все-таки профессия, так как мы ее получаем. Нас обучают искусству танца 8 лет.

 Когда вы начали заниматься балетом? И где обучались?

- Меня привела в балет тетя. Она работала главным бухгалтером при хореографическом училище. И я начал заниматься достаточно рано – в 10 лет. Затем меня отправили учиться в Бишкекское хореографиеское училище имени Ч. Базарбаева. Рос я не как большинство моих сверстников. Мое детство прошло в интернате, там не разрешалось выходить, гулять, соответственно не мог ни с кем знакомиться. Также окончил Казахскую национальную академию искусств им. Т. Жургенова. По специальности я педагог-хореограф.

 Расскажите, почему вы решили уехать в другую страну?

 – Если честно, когда я пришел в театр Оперы и Балета им. А. Малдыбаева, меня не приняли. На тот момент я работал в государственном ансамбле народного танца «Акмарал». А в театре поставили ультиматум, либо я ухожу из ансамбля и буду принят, либо нет. Я не уволился. После окончания хореографического училища уехал в Алматы. А в 19 лет вернулся с заслуженной артисткой Казахстана в качестве приглашенного артиста в Оперный театр, к этому же человеку. Его, к слову, я очень уважаю, он действительно гордость нашей страны, но тогда была такая ситуация.

 За границей имя Эльдияр Данияров довольно известно. Представляете ли вы Кыргызстан в тех странах, где танцуете? 

– В Канаде, Европе и других странах меня знают, как Эльдияра Даниярова. Я с гордостью говорю, что из Кыргызстана. Но балет - это такой вид искусства, где каждый представляет себя. Работает на свое имя. Те, кто говорят, что представляют свою страну, лукавят.

Молодые люди, мечтающие стать ведущими солистами даже не представляют какой это труд. Есть какие-то черты характера, которыми должен обладать танцовщик балета, чтобы добиться настоящего успеха?

– Да, если человек хочет танцевать ведущие партии, он в первую очередь должен быть личностью. С собственным мнением, видением. Тогда есть возможность добиться больших результатов. К сожалению, в балете каждый сам за себя, и если думать о других, то ничего не получится.

Возможно ли стать первым танцовщиком, имея лишь одно желание и усердие или талант стоит на первом месте?

– Я считаю, что человек должен быть талантливым. Ведь одаренные люди сами по себе интересны, к ним тянутся люди. Человек может очень стараться, но не добиться большого успеха. Идеальный вариант: талант плюс усердие с детства.

Насколько строги критерии отбора артистов и какую роль играют физические данные?

– Физические данные играют первостепенную роль. Профессиональные педагоги в первую очередь смотрят на структуру и тело ребенка. При поступлении в хореографическое училище очень важны: растяжка, шея, музыкальный слух, длинные ноги, длинные руки, маленькая голова, если это девочка, то коленные чашечки.

На мой взгляд, детей, которые не подходят по основным критериям отбора, нельзя брать, потому что это издевательство над ребенком. Его можно растянуть до определенного момента, но дальше уже тело будет работать на износ.

 Что вы чувствовали, когда в первый раз выходили на сцену? И если сравнить с тем, что чувствуете сейчас.

– Если честно, то совершенно не помню. Я был маленький, возможно, был детский страх, волнение.

Сейчас, когда я выхожу на сцену, то осознанно не стараюсь понравиться зрителю. Я наслаждаюсь своим танцем, тем, что делаю определенные движения под музыку. Я танцую честно, без наигранности. Зритель не дурак, он все видит. Когда ты стараешься понравиться – идет обратный эффект. Основная задача танцовщика сделать так, чтобы зритель забыл где он находится, полностью погрузился в спектакль. И если это удалось, то появляется чувство радости от хорошо выполненной работы.

Существует дружба в балете?

– Дружба может быть, но вне зала. Надо различать работу и личные отношения. Когда ты заходишь в зал, даже самый хороший приятель становится твоим врагом. У меня есть лучший друг Талант Осмонов – заслуженный артист Кыргызстана. Вне рабочего процесса мы самые близкие друзья, проводим вместе время, отдыхаем. Но в зале самые большие и серьезные конкуренты, без пощад.

Вы как человек, выступающий в разных странах, как оцениваете уровень танцевального искусства в Кыргызстане?

– В Кыргызстане довольно высокий уровень классического балета, так как здесь русская классическая школа. Можно даже сказать Санкт-Петербургская школа. Классику танцевать очень сложно, надо делать это чисто и филигранно. Народные танцы также являются достижением кыргызского хореографического искусства. Но если брать современный танец contemporary, который на сцене дает свободу. В нем позволительно менять положение головы, рук, тела, можно делать хореографию, прыгая на полу. В Европе этот вид танца развит намного лучше, чем в Кыргызстане.

Я безумно рад, что в Кыргызстан возвращаются такие талантливые хореографы, как Максат Сыдыков, который долгое время выступал в Дюссельдорфе. Он поставил здесь Ромео и Джульетту, которая была хорошо воспринята.

А если сравнивать зрителей, как воспринимают в других странах и в нашей стране?

– Публика везде одинаковая, все зависит от умения танцевать. Танцуешь плохо – тебя не воспринимают никак и нигде, хорошо – хорошо, то везде сорвешь овации. Говорят, что в Лондоне зритель более холодный, но на своих выступлениях я этого не замечал. Например, если вам нравится, как человек поет, танцует или играет на инструменте вы хлопаете, если нет – проходите мимо. Я не могу сказать, что канадские зрители отличаются от кыргызских. С появлением интернета и социальных сетей мир настолько изменился. Люди, живущие в разных странах сравнялись. Они растут одинаково, то есть музыкальные предпочтения, мода становятся похожими.

Вы с 2012 года работаете в Atlantic Ballet Theatre Of Canada. Как вы туда попали?

– В Atlantic Ballet Theatre Of Canada меня пригласили по контракту. До этого я танцевал в театре современного танца «Самрук» в Казахстане. Театр специализируется на всех видах танца. В тот момент к нам приехал по приглашению американский хореограф, мы с ним сработались. Так я и попал в Канаду.

До «Самрука» я работал в Театре балета Бориса Эйфмана в Санкт-Петербурге, который считается очень престижным. Также выступал в качестве приглашенного артиста в Московском театре «Корона русского балета». До этого работал с казахским балетмейстером Аюхановым Б.Г. который был одним из первых моих педагогов.

Говорят век артиста балета короткий. Стоит ли отдавать свою жизнь балету? И чем можно заниматься после этого?

– Мне сейчас 31 год и я уже планирую уходить со сцены. Я сторонник того, что на сцене должны выступать молодые артисты. Человеку в возрасте танцевать можно, но смотреть на это нельзя. Не эстетично. Бывают исключения, когда танцовщик или танцовщица в идеальной физической форме. Но это редкость. Иногда, смотришь и думаешь неужели ей 45, а танцует она так великолепно. Но большинство воображает, что смогут танцевать словно Майя Плесецкая до 70 лет.

Я еще окончательно не решил, чему посвящу свою жизнь. Больше хотел бы работать, как художественный руководитель с профессионалами. Второй вариант заняться педагогической деятельностью. Я уже преподаю.

Какую роль играет наставник?

– Наставники и педагоги играют огромную роль. Фундамент закладывается в первые четыре года. И от первого педагога зависит все. В это время ребенок изучает позицию рук, позицию ног, положение корпуса, движения батман тандю, батман жете. Если в этот момент педагог дает хорошую, честную базу, то будет прогресс. Но к сожалению, есть много недобросовестных преподавателей, после которых выходят не очень хорошие артисты. Я горжусь тем, что учился у Алимбаева Берика Каримовича – народного артиста Кыргызстана, который был педагогом Чолпонбека Назарбаева.

Есть ли разница в работе хореографов?

– Да, но не могу сказать, что кто-то лучше кто-то хуже. У каждого хореографа есть свой узнаваемый стиль. У каждого свое виденье, это и интересно. Лебединое озеро Григоренко отличается от Лебединого озера Аюханова. Есть конечно что-то незыблемое, но и отличия существенные.

Если судить по фильму «Черный лебедь» с Натали Портман, то для получения роли солисты плетут различные интриги. Были ли в вашей карьере подобные случаи?

– Честно, никогда в жизни не было. Даже во время работы в больших театрах подобного не встречал. Конечно, есть балерины, которые между собой конкурируют. Могут даже ругаться, орать, не разговаривать. Но, такой драмы, как в этом фильме нет. Когда снимают фильм, создатели утрируют. Хотя, возможно, где-то и есть.

Расскажите про вашу любимую постановку?

– У меня много любимых. Я танцевал "Болеро" М. Равеля. Хореограф Игорь Добровольский – художественный руководитель Atlantic Ballet Theatre Of Canada ставил «на меня» этот балет. Я считаю его "Болеро" гениальным, неординарным. Также он ставил «на меня» Iceman на музыку Вивальди, тяжелейшая хореография. Очень люблю «Кармен-сюита» Аюханова. Я танцевал главную партию больше 50 раз. Очень нравится танцевать «Одиннадцать» Пола Эмерсона и парный танец «Пауки» – хореографии Гульнары Адамовой, директора театра "Сонрук". Последний танец было технически и музыкально сложно поставить.

Для вас легче работать одному либо с партнершей?

– В классическом балете надо изначально показать балерину. Ты делаешь акцент, на то, чтобы быть хорошим партнером для нее, а сам уходишь на второй план. Когда танцуешь один, конечно это другое. Мне нравится танцевать с партнершей и соло.

 Какие роли даются труднее всего?

– Я терпеть не могу импровизацию. В contemporary это частое явление. Человек начинает танцевать то, что он чувствует. На мой взгляд, это дешевит танец. Я всегда говорю своим ученикам, артистам: «Импровизация должна быть отработана. Ты должен знать каждый шаг, который сделаешь».

А, приходилось ли импровизировать?

- Да, были случаи, хотя я уже говорил, что не сторонник этого. Бывают, обстоятельства, к примеру музыка отключилась, а ты не можешь продолжать свою классическую партию. И тут приходится выдумывать.

 Самый яркий, запоминающийся момент?

- Я выступал в спектакле Кармен Сьюита в Лондоне. Одним из зрителей была Вивьен Вэствуд – дизайнер, художник. После спектакля, она зашла за кулисы и подарила огромный букет роз. Написала: «Ты мне напомнил артиста с Дягилевского фестиваля, это было великолепно».

Второе мое выступление на гала-концерте в Лондоне посетила Роза Отунбаева. Она тоже отправила цветы. Для артиста очень важны эти знаки внимания. Представляете, он целый месяц работает, репетирует. Каждый день выходит из зала, как выжатый лимон. Это физически тяжело, бывают и травмы. И апогеем работы является выступление на сцене. Особенно, если танцовщик чувствует, что хорошо выступил, и нет оваций, ему очень обидно. Артиста надо благодарить. Традицию дарить цветы надо приравнять к дресс-коду. Еще, думаю нельзя пускать в театр людей в джинсах и кроссовках.

 Несколько фактов, которые должен знать каждый артист балета?

– Он должен знать свою профессию очень хорошо, прежде он должен быть талантливым. Безупречно музыкальным и честным.

В будущем, каким бы вы хотели бы видеть балет в Кыргызстане.

– Я безумно хочу, чтобы правительство обратило внимание на балет, именно как на балет. Потому что у нас была очень хорошая школа. В Кыргызстане преподавали великолепные педагоги, которые обучались в России. Русский балет – номер один в мире. Выпускались очень талантливые дети, которые к сожалению, все уезжают. Им здесь нет смысла работать из-за маленькой зарплаты. Я бы хотел, чтобы у артистов балета была возможность работать с очень многими известными хореографами из Санкт- Петербурга, Москвы, Монте-Карло, Франции, Англии, чтобы они могли пробовать все. Государство должно вкладывать большие деньги в хореографическое училище ради детей – нашего будущего. Это миллионы долларов – приглашать педагогов, делать красивейшие декорации, привозить интересные постановки. Отправлять наших артистов, чтобы они танцевали за рубежом.

В Кыргызстане есть одна проблема – нет менеджеров, которые бы продавали наши спектакли. Вы слышали, что приезжает Марининский театр в Нью-Йорк? Уверен, что день выкупят все билеты, которые стоят от $1000 до $3000. У этого театра есть имя. У нас даже на «Лебедином озере» мало зрителей. Надо сделать из этого бренд, чтобы молодежь ходила на балет. Все должны знать, что смотреть балет престижно. Это привилегия. У нас есть «Раймонда», «Баядерка», «Дон Кихот», кыргызский классический балет.

Многим артистам приходится после театра танцевать в ресторанах, на тоях. Это не нормально, не допустимо. Для сравнения танцовщики в Кыргызстане получают 6 000 -7000 сом в месяц, в то время как в Европе за ту же работу платят $ 3000 в месяц. Разница ощутимая, правда? Стыдно должно быть не артистам, а министерству культуры. Народные, заслуженные артисты живут в общежитиях…

 Планируете ли вы вернуться на родину?

– Я пока не знаю. Я очень хочу вернуться. Хоть, это прозвучит эгоистично, но я бы хотел вернуться тогда, когда здесь все будет налажено, артист будет обеспечен всем. Это не патриотично. Зато честно. Я не хочу делать чужую работу. Моя задача танцевать и делать – это очень хорошо. А создать условия – это работа государства.

Что бы вы посоветовали начинающим артистам?

– Я не советую, я говорю: «Ребята, если есть возможность увидеть мир, потанцевать с разными хореографами, в разных театрах, получить опыт. Дерзайте! Если есть мечты, не бойтесь их реализовывать, не сомневайтесь в себе, не сдавайтесь». Очень многие будут говорить: «Ты не сможешь, не получится». Может у него не получилось, а у тебя, возможно, все сложится по-другому. Нельзя сомневаться, ведь это начинает съедать тебя изнутри, и приводит к депрессии. Если 100 раз не получилось, на 101 получится.

Материал взят с бизнес журнала #ONE MAGAZINE. Полная или частичная перепечатка только с разрешения издателя.

 

 

ФОТОГРАФ: АЛЕКСАНДР ОНИЩЕНКО


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В КАНАДЕ, ЕВРОПЕ И ДРУГИХ СТРАНАХ МЕНЯ ЗНАЮТ, КАК ЭЛЬДИЯРА ДАНИЯРОВА. Я С ГОРДОСТЬЮ ГОВОРЮ, ЧТО ИЗ КЫРГЫЗСТАНА. НО БАЛЕТ - ЭТО ТАКОЙ ВИД ИСКУССТВА, ГДЕ КАЖДЫЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕБЯ. РАБОТАЕТ НА СВОЕ ИМЯ. ТЕ, КТО ГОВОРЯТ, ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ СВОЮ СТРАНУ, ЛУКАВЯТ. Я БЕЗУМНО РАД, ЧТО В КЫРГЫЗСТАН ВОЗВРАЩАЮТСЯ ТАКИЕ ТАЛАНТЛИВЫЕ ХОРЕОГРАФЫ, КАК МАКСАТ СЫДЫКОВ, КОТОРЫЙ ДОЛГОЕ ВРЕМЯ ВЫСТУПАЛ В ДЮССЕЛЬДОРФЕ. ОН ПОСТАВИЛ ЗДЕСЬ РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТУ, КОТОРАЯ БЫЛА ХОРОШО ВОСПРИНЯТА. ИМПРОВИЗАЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ОТРАБОТАНА. ТЫ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ ШАГ, КОТОРЫЙ СДЕЛАЕШЬ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я безумно рад, что в Кыргызстан возвращаются такие талантливые хореографы, как Максат Сыдыков, который долгое время выступал в Дюссельдорфе. Он поставил здесь Ромео и Джульетту, которая была хорошо воспринята.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Импровизация должна быть отработана. Ты должен знать каждый шаг, который сделаешь

Читайте также:

Комментарии:

Авторизоваться чтобы можно было оставлять комментарии.

Что ещё обсуждают:

Top