travel
Розетта Айтматова: О профессии, семье  и просто  о жизни.

Розетта Айтматова: О профессии, семье и просто о жизни.

4261
0
Педагог, кандидат физико-математических наук.

Как известно, Вы являетесь педагогом, кандидатом физико-математических наук. Почему Вы решили стать преподавателем физики?

– Все верно (улыбается). Я закончила физико-математический факультет Кыргызского женского педагогического института. Когда-то советская власть очень правильно решила проблему нехватки школьных учителей и повышения уровня образования женщин, открыв этот институт. Я мечтала стать школьным учителем физики. Но получилось так, что после окончания вуза я начала работать в академии наук: занималась исследовательской работой, поступила в аспирантуру. Спустя годы, защитила кандидатскую диссертацию по физике и вернулась работать в свой же институт, чтобы преподавать физику (улыбается). Раз уж не стала школьным учителем, то буду хотя бы готовить учителей для кыргызских сельских школ, решила я.

Но сейчас Вы известны, как представитель женского движения. Сильный контраст между точной наукой и защитой прав человека. Как Вы пришли к тому, что основной Вашей задачей на сегодня стала защита прав прекрасного пола?

– Все началось как раз-таки в годы моего преподавания в женском педагогическом институте. Для своих студенток, девочек, приехавших учиться из отдаленных сел, из бедных простых семей, мы были не только лекторами, которые прочитали свой предмет и через секунду забыли о них, мы становились своего рода наставниками. Ведь родители доверяли нам своих девочек, полагались на нас и даже считали, что раз они в руках у надежных людей, то они в абсолютной безопасности. Несмотря на это, жизнь есть жизнь (вздыхает). Девочки, естественно, знакомятся с юношами, появляется любовь… и случается так, что они беременеют, а мальчики их бросают. А мы, кураторы, переживали все тяготы вместе с каждой из них. Кому-то мы помогали, а перед другими мы были бессильны (вздыхает). Были случаи, когда девочки бросались с этажей. Юноша оставался не у дел, а девушка несла на себе это бремя в одиночку, и так ломалась ее жизнь. Все, даже она сама считала, что во всем виновата она. Но что-то здесь было несправедливо… Мы, преподаватели, очень часто обсуждали эту проблему и не могли найти подходы к ее решению… Началась перестройка, новое время, новые люди, новые проблемы, но этот вопрос остался у нас на душе. И когда я уже вышла на пенсию, мы (мои коллеги по работе, преподаватели других вузов) решили все-таки разобраться, откуда растут ноги у этой  несправедливости и создали организацию «Центр помощи женщинам». В 1990 году под эгидой ЮНЕСКО была организована международная конференция «Женщины и образование» на базе нашего института, где впервые в Кыргызстане собрались журналисты и ученые со всего света, интересовавшиеся вопросами прав женщин. Одна журналистка спросила меня: «Как Вы боритесь за права женщин в Кыргызстане?». Я же как истинно-советский человек, свято верившая в идеологию государства, считала, что наши права не нарушаются, потому и ответила: «А зачем нам бороться за них? Все наши права прописаны в Конституции, и поэтому нам нет необходимости бороться за них». Конечно, тут сыграла роль моя правовая безграмотность (смеется).

А потом была поездка на IV  Всемирную конференцию по положению женщин в Пекине (1995 год). Первый раз в истории нашего народа делегация кыргызских женщин участвовала в форуме такого масштаба. Это был резкий толчок, импульс, который повлиял на развитие женского движения Кыргызстана.… Потом наша страна ратифицировала женскую Конвенцию, которую я перевела на кыргызский язык, и с тех пор (это был 1997 год) наша организация занимается пропагандой идей и принципов этой Конвенции. И теперь я понимаю причины той несправедливости.

А как же физика? Она Вас по-прежнему интересует?

– (смеется) Вы знаете, это так давно было. Я была обыкновенной советской женщиной, которая хотела иметь семью, детей, и совмещать это с профессией… (вздыхает). Никто из моих детей не интересовался физикой, видимо, я не смогла их заинтересовать, увлечь своим предметом: и сын, и дочь пошли по стопам отца, врача по профессии. И моя советская библиотечка по физике осталась стоять без надобности. Я как-то пришла на свой факультет и узнала, что у них дефицит учебной литературы. В конце концов, методика преподавания и содержание предмета физики не изменились. И я решила отдать всю свою библиотечку на кафедру физики, в День космонавтики, когда устроили небольшой праздник, куда я была приглашена. Но перед этим  я стала их собирать, компоновать по темам, разделам, некоторые из них я стала листать, читать, и мне было так интересно и увлекательно, что я забыла обо всем. Особенно меня увлекла история физики, ее открытия… настолько интересно! (смеется) И подумала: «Боже мой! Никакой политики и нарушения прав… Только естественные явления. Какой же хороший предмет физика!» (смеется). И поняла, что все-таки правильно я выбрала свою профессию. Вспоминаю, как читала лекции по механике, оптике, термодинамике, и все параллельно с семьей, детьми… это было, конечно, тяжело, но в то же время интересно, увлекательно, значимо (улыбается)! Недавно оказалась в больнице, где лежала в одной палате с бывшей студенткой. Ее я, естественно, узнала с трудом. Она мне сказала: «Я помню, Вы были нашим куратором и приходили к нам в общежитие, в комнату с вареньем клубничным. Мы пили чай и разговаривали о жизни…». Тогда я поняла, что все-таки я была неплохим куратором, раз мои подопечные помнят все детали, связанные с нашим общением (улыбается).

Современный Кыргызстан делится на президентские периоды. С последней революции прошло 4 года. Замечаете ли Вы с тех пор  изменения в вопросах гендерного равенства?

– Я думаю, есть изменения. Но они происходят медленно, постепенно. Так и должно быть. Люди должны понять необходимость внедрения гендерных подходов в реализацию тех или иных мероприятий на практике. Например, в 2005 году были выборы в Жогорку Кенеш, когда ни одна женщина не прошла в депутаты. Это был исключительно мужской парламент. А там принимаются законы, по которым живут и женщины, и мужчины, и дети, и депутаты должны учитывать интересы всех. Кто, как не сами женщины  знают, в чем состоят их основные проблемы? Активные представители женского движения добились того, что была введена должность спецпредставителя президента по гендерным вопросам в ЖК КР. На эту должность была делегирована Анара Ниязова. Основной задачей ее деятельности было проведение гендерной экспертизы законов, принимаемых парламентом. Эта мера принесла много пользы для развития гендерной политики нашего государства. Это только один пример… А еще мы добились гендерных квот, ужесточения наказания за насильственное умыкание невест ("кыз уурдоо") (ст.155 УК КР), наше государство разрабатывает и реализует Национальный План Действий по достижению гендерного равенства на каждые четыре года и т.д.

 

У нас достаточно демократичная страна, если сравнивать с остальными центрально азиатскими странами. Но, тем не менее, проблем больше, чем у кого-либо. Так в чем же все-таки причина? Может быть это грамотность, традиции, история?

– Согласна, если сравнивать с соседними государствами, мы очень свободная страна. Принимаем хорошие законы, свободно говорим, выражаем свои мысли.… Настолько свободно, что каждый день выходим на эти надоевшие всем пикеты (смеется). Но проблемы есть, и я считаю, что это болезнь роста. Демократия не строилась, она просто обрушилась на нас. Другие страны по 200-300 лет развивали демократические условия. Мы же только начинаем делать первые шаги. Естественно, у нас есть ошибки, не сформированы взгляды и т.д. Все думают: «Ах, демократия, это вседозволенность». Нет! Если мы хотим построить демократическое государство, то каждый должен быть на своем посту, на своем месте, выполнять свои обязанности абсолютно везде. Даже в кругу друзей, родственников и в семье. Демократия есть ответственность. К сожалению, не все это понимают.

Фамильное древо Айтматовых, в первую очередь, известно благодаря вашему брату Чингизу Торекуловичу. Могли бы Вы рассказать об остальных членах вашей семьи?

– Нас было четверо: Чингиз, Ильгиз, Люция (моя старшая сестра) и я. Все, чего мы добились и все, что мы из себя представляем, – непосильная работа нашей матери  Нагимы. Я никогда не знала своего отца… но, несмотря на это, наша мама создала в нашем сердце идеальный образ честного, преданного своему отечеству, народу гражданина и добропорядочного человека. Наша мама с четырьмя детьми вынуждена была жить в глуши и держаться в тени (известна и узнаваема была фамилия), чтобы спасти детей, и это длилось десятилетиями. Мы все так же, как отец, старались добросовестно служить во благо Советского Союза и его народа. В 1957 году нашего отца реабилитировали, и с годами фамилия окрепла. Все благодаря безупречному воспитанию моей матери. Моя старшая сестра Люция, одна из двойняшек. Родители были настолько преданы советской власти, что даже детей своих назвали под эгидой революции: мальчика назвали Рево, а девочку Люция. Правда, Рево в шестимесячном возрасте умер. А сестра не дожила до 70 лет: у нее было больное сердце. Она была первой женщиной кыргызкой, которая закончила энергетический факультет политехнического института и работала в сфере энергетики. Она оставила после себя трех прекрасных сыновей (улыбается). А Ильгиз был трудолюбивым с раннего детства. Он отвечал за огород (смеется). Работал, будучи совсем маленьким: сажал картошку, морковку, огурцы… кормил нас. С 11 лет работал почтальоном. В годы войны  он ходил из нашего села Жийде через речку Талас в село Покровка, где получал солдатские письма-треугольники, газеты, телеграммы. Возвращался в село, раздавал письма и читал их всем безграмотным. Не было такого дня, чтобы он не пришел вовремя на почту и не раздал всем письма. В благодарность за это  в 1945 году, после победы в войне, когда проходило общее собрание колхозников нашего села Джийде по вопросу о наградах за доблестный труд в тылу, первым назвали Ильгиза Торекуловича, и мы очень гордимся этой медалью. Ну а сейчас - он академик (улыбается). А Чингиза Торекуловича, конечно, все знают как писателя, общественного деятеля, все это я признаю. Но я хотела бы отметить одну черту его характера, о которой биографы мало или почти не говорят. Это его благоразумное отношение к своим успехам, к своему творчеству. Ведь можно было бы и зазнаться, и возгордиться, ведь сколь премий, званий он получил, какая слава его окружала... От произведения к произведению он все больше трудился и стремился достичь больших успехов, этим он служил для нас основой и примером.

Оба брата - заслуженные академики. Можете рассказать о каком-нибудь воспоминании о них из своего детства?

– Был случай, когда я купалась в арычной воде и мне в ухо попала грязная вода. Ухо, соответственно, разбухло (смеется). Мама попросила лошадь у председателя колхоза и повезла меня в районный центр, который располагался на той стороне ущелья (где сейчас находится Кировское водохранилище) в 5-6 километрах от нашего села. Мне сделали операцию, после которой еще необходимо было 10 дней получать лечение - облучение. Это мама поручила братьям: по очереди водить меня в амбулаторию, потому что она не могла отпрашиваться с работы каждый день. Представляете, 5-6 км пешком! Мама клала нам лепешку, испеченную в сковородке (« тапанча-нан» по-таласски), и отправляла в путь. Водили они меня по очереди через ущелье, где был красивый родник, у которого мы останавливались, пили воду и ели часть лепешки. Дальше шли в амбулаторию, я получала лечение и возвращались назад. На обратном пути снова останавливались у родника и доедали лепешку. Сейчас, если говорить по-кыргызки, я пью чай 78 года жизни… и до сих пор ни разу не болело ухо (смеется). Вот так добросовестно они меня водили на лечение. Я благодарна создателю за то, что у меня такие братья.

 В чем заключается проблема «кыргызов» и «киргизов»?

– Это проблема, которая была создана в советское время. У советской страны была своя цель, своя идеология. Власть хотела создать одно большое государство с единым языком и нацией. Отсюда и появился термин «гомо-советикус» – советский народ. Эдакая новая раса. Обучение, соответственно, было только на русском языке. Во Фрунзе была только одна кыргызскоязычная школа № 5. В каждом классе этой школы было по 40-45 человек, что методически тяжело… Тогда и воспиталось поколение «киргизов». Мы начали забывать свой язык, тогда-то Чингиз Торекулович самым первым поднял вопрос: почему только одна школа? Почему нет дошкольных учреждений на родном языке? Если нет языка, то нет и народа. Сказать честно, я тоже «киргизка», но я работала над собой. Ведь я готовила будущих учителей для киргизских школ. Мои студентки не понимали некоторые термины на русском, и я решила переводить лекции на кыргызский. Я репетировала дома: читала лекции перед зеркалом. «Киргизы» не виноваты в этом. Они попали в такую ситуацию, которую и по сей день не могут исправить.

 Ваше отчество везде пишется по разному…

– Вот это и проблема, возникшая с «кыргызами» и «киргизами». Я записана как Тюракуловна, Чингиз у нас Торекулович… а Ильгиз вообще, Торокулович (смеется).

Вы, кажется, получили гражданство в США…

– Да, было дело (улыбается). Так получилось, что мой сын с семьей уехал работать в США, где и обосновался. Он позвал меня жить к себе, оформил все документы и т.д. Первый год я пожила лишь один месяц (смеется). Не выдержала и уехала. Второй год я прожила 6 месяцев только потому, что нужно было прожить не меньше полгода. По истечении срока я снова вернулась. Тяжело мне вдали от Родины. Не могу себе представить, что стану гражданкой другой страны. С возрастом тяжело летать, адаптироваться, к тому же я не знаю языка, у меня не было общения в Америке. Здесь вся моя работа, жизнь, память. Не могу без Кыргызстана (улыбается).

Вы были признаны в церемонии FEMME STYLE AWARDS 2014 “ЖЕНЩИНА ГОДА”. Что Вам принесла награда?

– Это была большая неожиданность (улыбается). Так получилось, что я никогда не активничала, ни в школе, ни в вузе. Фамилия заставляла держаться в тени и не привлекать внимания. К тому же я не была членом компартии и не могла расти по карьерной лестнице. Но я старалась делать каждое дело, которое мне положено и доверено, очень добросовестно и никогда не рекламировала это. Только после перестройки, поближе к пенсионному возрасту, у меня пошел карьерный рост. Я не могу похвастаться тем, что была секретарем райкома или секретарем комсомольской организации и т.д. Сказать честно, я не привыкла, что меня отмечают или награждают. В моем понимании «Женщина года» – это молодая, деловая, красивая, модная, бизнес-леди… Потому я и не ожидала, что мне присудят такую награду. Уже перед церемонией сотрудники «Центра помощи женщинам» признались в том, что отправили мои данные в вашу редакцию. Конечно, я была в шоке: вот так, за спиной провернули дельце (смеется). Рада, что мои труды были оценены молодым поколением. Но что мне дает это звание?… Я горжусь! (смеется) Мои дети гордятся… и сотрудники тоже гордятся (смеется). Естественно, мне было очень приятно в этом возрасте стать обладательницей такого звания. Спасибо журналу FEMME.

Как состоявшаяся и мудрая женщина  скажите, в чем же по Вашему смысл жизни?

– Даааа… мудрая (смеется). Лично для меня смысл жизни состоит в моих детях, студентках, сотрудниках… и в любом человеке, для которого я когда-то что-либо сделала (улыбается). Иначе говоря, смысл жизни в тех людях, в которых ты вложил себя. Чтобы они могли служить примером добропорядочности и чтобы ими гордились люди.

Чему еще Вы хотели бы посвятить свою жизнь?

– Во-первых, возраст уже поджимает и выбирать какие-то новые виды деятельности, наверно, не удастся. После выхода на пенсию я написала книгу под названием «Белые страницы истории», вообще это мои воспоминания о тех событиях, которые происходили в 30-х годах - о судьбах наших отцов, подвергшихся сталинским репрессиям. Книга написана на кыргызском и русском языках, читатели воспринимают ее довольно-таки тепло…

Есть Ата-Бейит – музейно-мемориальный комплекс, посвященный этим отцам. Они заложили фундамент нашей нынешней государственности. Меня волнует вопрос патриотического воспитания молодежи на их примере… Может быть продолжить эту тему?...

И, конечно, по мере возможности я продолжу свою деятельность по распространению гендерных знаний среди широких слоев населения. Ведь очень многие неправильно понимают «гендер». А это вопрос справедливости…

Сейчас я изучаю вопросы участия женщин в миротворческих процессах. Согласно Резолюции Совета безопасности ООН 1325 их опыт, их знания необходимо применять в вопросах примирения конфликтующих сторон. В общем, если здоровье позволит, есть много интересных дел…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

УВИДЕВ ЕЕ, НЕВОЗМОЖНО НЕ ВСПОМНИТЬ О ВЕЛИКОМ ПИСАТЕЛЕ КЫРГЫЗСКОГО НАРОДА. МЯГКАЯ И ДОБРАЯ УЛЫБКА РАСПОЛАГАЕТ К НАСЫЩЕННОЙ БЕСЕДЕ, А ГЛУБОКИЙ ВЗГЛЯД ПЕРЕНОСИТ В СОБЫТИЯ 70-ЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ.














 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОГДА-ТО ОНА СЧИТАЛАСЬ ДОЧЕРЬЮ «ВРАГА НАРОДА», А СЕЙЧАС - ЗАСЛУЖЕННЫЙ РАБОТНИК НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ, ЗАЩИТНИЦА ПРАВ ЖЕНЩИН И ПРОСТО НЕВЕРОЯТНО МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК. ИМЕННО ЗА ЭТИ И ДРУГИЕ ЗАСЛУГИ ПЕРЕД ОТЕЧЕСТВОМ  НАШ ЖУРНАЛ В ПЕРВОЙ СВОЕЙ ЦЕРЕМОНИИ  FEMME STYLE AWARDS 2014  ОТДАЛ ЕЙ ДАНЬ И ЧЕСТЬ, ПРИЗНАВ НЕ ПРОСТО «ЖЕНЩИНОЙ ГОДА», А ЖЕНЩИНОЙ ЦЕЛОГО ПОКОЛЕНИЯ. 
















 

Комментарии:

Авторизоваться чтобы можно было оставлять комментарии.
Top